Интервью с Matte Modin, 2005

Matte Modin явно не тот парень, от которого вы бы могли ожидать приятного и безмятежного общения по телефону, если судить по тому нечестивому молотилову, которое он создает посредством своей барабанной установки на последнем на данный момент опусе Dark Funeral — альбоме “Attera Totus Sanctus”. Но так уж случилось, что в один холодный зимний вечер у меня появилась возможность поговорить с этим бойким мистером о тех сумбурных путях в музыкальной индустрии, которыми иногда приходится следовать даже таким Black Metal коллективам, в частности,(лучше разделить на два предложения,наверна..) о неожиданном решении его группы нанять того же продюсера, который крутил ручки для таких явно не некро банд, как Meshuggah и In Flames. Кстати, это как раз и является причиной того, почему банда заставляет нас так долго ждать выхода своего нового альбома. Ведь с момента издания “Diabolis Interium” прошло уже более четырех лет...
 
Для этой задержки был целый ряд причин, основной из которых являются возникшие у нас проблемы со звукозаписывающей компанией. No Fashion Records кинули нас с гонораром, вследствие чего мы не получили никаких денег с продаж “Diabolis Interium”. И после этого все пошло ужасно. Европейский тур стал для нас совершенным провалом. Парни с The Haunted, которые играли вместе с нами, были в полном недоумении: постоянно спрашивали у нас, что происходит и кто сыграл с нами столь злую шутку. В этом туре мы также не получали той поддержки, о которой просили, и все, кто окружал группу, фактически облажались. Лейбл требовал от нас новый студийный альбом, чего мы не желали им давать, и что в последствии переросло в судебные тяжбы. Поэтому также во время нашего тура по Южной Америке мы записали live-альбом. Ведь после всех этих неудач мы хотели показать людям, что Dark Funeral все еще существует. В конце концов, наш адвокат проделал для нас отличную работу, но все это отняло более года, пока мы наконец-то получили новый контракт и начали работать над новым альбомом.
 
А как на сегодняшний день? Разобрались ли вы со всеми этими проблемами хотя бы в той мере, чтобы они более не мешали полноценной деятельности группы?
 
Думаю, что да. Теперь все OK, и мы уже работаем над тем, чтобы вернуть себе наш бэк-каталог, так как старые альбомы уже даже исчезли из магазинов. Посмотрим, что из этого получится.
 
Я могу себе представить, насколько вы были разочарованы во всей этой музыкальной индустрии. Что же такого предложили Regain Records, чтобы привлечь ваше внимание?
 
Они стали тем лейблом, который взял на себя риск по выпуску нашего live-альбома, и они спрашивали также о возможности издать наш следующий полноформатник, но мы планировали обсудить это позже, когда уже решим все свои проблемы и увидим, что способна сделать эта контора с live-записью. Они всего лишь очень хотели издать этот альбом. Этот лейбл продемонстрировал значительный энтузиазм, и мы были уверены, что они сделают все возможное для нас. Например, если бы группа вроде Dark Funeral подписала контракт с  Nuclear Blast — я не думаю, что она имела бы значительный приоритет для этого лейбла. И я не думаю, что они действительно слушали нас, когда это имело значение. Теперь, будучи на  Regain, мы имеем значительно больше влияния на все то, что происходит с Dark Funeral. Ну и, конечно же, очень хорошо то, что они из Швеции — это намного упрощает наше взаимодействие.
 
Итак, раз уж все так заинтересованы в новом альбоме, создавался ли новый материал для него в то время как вы были втянуты во все эти судебные разбирательства?
 
Ну, на тот момент мы уже придумали немало рифов и некоторые части лирики и даже начинали объединять все это вместе. Но альбом по-настоящему приобрел форму только когда мы отправились в Dug Out и начали доделывать песни, а в паузах экспериментировали с материалом. Я думаю, мы также сделали(приняли) очень правильное решение, сменив студию, так как Daniel Bergstrand подкинул нам кучу новых идей и подсказал с направлением, в котором впоследствии двигался весь процесс записи.
 
Что заставило вас принять решение о смене студии после столь продолжительной совместной работы с Abyss Studio?
 
В начале мы планировали снова поработать с Peter Tagtgren, но он был столь занят со своим собственным проектом Pain и кучей других вещей, что у него банально не было возможности втиснуть нас в свой график. Фактически, лишь острая необходимость в студии заставила нас обратиться к Daniel. Так что мы просто встретились с ним, и эта беседа прошла хорошо, что, собственно, и подтолкнуло нас к мысли, что настало время сменить студию. Прошло уже немало времени с тех пор, как мы записывали что-либо, поэтому мы почувствовали, что вполне можем позволить себе пойти на этот риск.
 
И как прошла работа с Daniel?
 
<смеется> Он протащил нас всех через Ад! Он настоящий профессионал, и каждый из нас чувствовал себе идиотом, находясь рядом с ним в этой студии. Я играл на барабанах в течение трех недель подряд, а он все равно постоянно заставлял меня бить сильнее и играть жестче. Он не хотел, чтобы я использовал триггеры и прочие подобные штуки; он согласился записывать лишь акустические барабаны и чтобы это все звучало так, будто я действительно очень много работал.
 
Выходит,что в записи ударных для нового альбома триггеры не использовались?
 
Да, без триггеров вообще.
 
Holy shit!
 
<смеется> Да, он чуть не убил меня.
 
Ты, должно быть, потерял четверть веса своего тела за время этой записи.
 
Да, что-то подобное я как раз и чувствую! На запись одной песни уходило что-то около трех дней. Я имею в виду, что он действительно переборчив. Он слушал часть дорожки, и если хоть один удар звучал не совсем правильно — тогда я должен был играть всю эту вещь заново. Дошло даже до того, что он хотел, чтобы я лупил по барабану столь сильно, что мне пришлось использовать для этого новую технику, в отличие от той, которой я пользовался ранее — я стал бить по барабану полностью всей рукой. Это реально выводило меня из себя. Темп на новом альбоме — это полностью заслуга Dan. А я лишь старался не запороть ни одной партии.
 
Работая с продюсером вроде Daniel Bergstrand, всегда есть шанс разочаровать Black Metal ортодоксов, которые обязательно станут критиковать путь, который вы для себя избрали. Опасались ли вы чего-то подобного во время записи этого альбома? Что вы думаете о консерватизме сцены в целом?
 
Я знаю, что запись этого альбома стала первой для Daniel в жанре Black Metal. Он сводил последний альбом Behemoth (речь идет об альбоме “Demigod” - прим. переводчика), но никогда не записывал Black Metal диск с нуля. Так что я думаю, он был немного встревожен и ,возможно, даже слегка запуган. Но я также считаю, что это действительно вдохновляло его и он мог принести нам новый и свежий взгляд на эту музыку. Помню, когда мы начинали, он говорил нам о том, какого звучания малых барабанов и гитар он хочет достигнуть. Он действительно был столь сосредоточен на огромном количестве деталей и прилагал такое количество усилий, что у нас никогда не возникало даже малейших опасений относительно того, что это дело провалится. А что касается людей, которые скажут что-то плохое об этом — мы все обсуждали это в момент начала записи и сказали: “Теперь люди подумают, что мы собираемся записать новый альбом Slipknot!” Но этот альбом более агрессивный, и я действительно не вижу повода говорить о том, что мы стали более коммерческими. Даже когда музыка на этом альбоме становится более медленной — она все еще очень мрачная. В общем, наши новые песни более быстрые и агрессивные, чем все, что мы делали раньше, и мне плевать, если кто-либо попытается сказать, что мы продались.
 
Откуда идет вся эта возросшая агрессивность? Или это следствие всех тех проблем, которые преследовали группу в последнее время?
 
Dan сыграл важную роль в этом. Я уже упоминал о том, что он подчеркнул, какого звучания каждого элемента ему хотелось достигнуть. Даже когда Caligula начал петь – он заставил его делать это в иной манере. Я думаю, то что он делает сейчас — это намного лучше того, что он делал раньше. Кстати, Daniel и его протащил через Ад. <смеется> Мне кажется, он терял голос множество раз. Daniel подходил к этому так, будто он рисовал портрет. И даже когда мы собирались вставить в новые песни войсовер для промо-дисков с текстом о том, что вы слушаете новый Dark Funeral, — что было идеей Regain Records — он захотел сделать это в особой манере.
 
Интересно, что ты подчеркнул это, так как когда я услышал этот войсовер в первый раз — я решил, что это просто такая себе часть вашей музыки. Люди, которые еще не слышали этого, явно не поймут, ибо оно сделано так, что разница почти не ощутима.
 
Это все из-за Daniel. Он хотел полного совершенства и не стал нарушать его даже в отдельных местах и даже для журналистов.
 
Исходя из ваших планов на следующий год, когда же мы увидим Dark Funeral в туре?
 
Что ж, мы лишь недавно нашли себе нового букинг-агента, и я не знаю, есть ли у него что-то для нас уже непосредственно сейчас, но мы обязательно возглавим тур в скором времени. Я пока не знаю, будет ли это Европа или США, но как только мы сможем отправиться в путь — мы сразу же сделаем это. И на этот раз мы будем планировать и выяснять все моменты намного более тщательно. Теперь уже не будет никаких уведомлений за три недели до начала тура, после которых нас где-то ожидают с концертами. Это то, что случилось с нами в прошлый раз и чего более уже не повторится. Итак, вероятнее всего, что мы отправимся в тур в феврале.
 
Со всем тем, что произошло с вами и всеми этими проблемами, нет ли у вас ощущения, что вы начинаете Dark Funeral с нуля?
 
Да, есть такое. И на этот раз мы сделаем все правильно и будем надеяться, что все получится. Мы определенно сделаем все лучшее из возможного.
 
Автор: Jackie Smit
Перевод: Сет